Памяти Олега Крисака

 

То же небо — опять голубое,

Тот же лес, тот же воздух и та же вода,

Только он не вернулся из боя.

Владимир Высоцкий

 

 

Бесчисленное число раз заводя ранним утром двигатель своего автомобиля, я звонил и говорил: «Олег, я уже выехал, выходи». Мы колесили степями Донбасса в поисках камней-минералов.

Неустроенный и колючий в обычной жизни, Олег преображался, лишь только речь заходила о камне. Было в его способностях нечто сверхъестественное, чем-то незримым имел он сродство с хранителем подземных кладовых, и тот одаривал его щедрыми дарами.

 

 

 

Иначе я не могу объяснить, как он, идя по задернованной степи, вдруг начинал копать и весьма часто весьма скоро и споро из-под его молотка (да-да, он как правило копал молотком и отверткой) выходили годные кристаллы горного хрусталя. Словно некая мистическая сила говорила ему где именно копать или какой конкретно булыжник перевернуть.

 

 

У нас с Олегом Крисаком имелись крепкие планы на текущий сезон, отрисованы карты, построены маршруты. Однако полевого сезона 2022 на Донбассе так и не случилось.

Случилась война. Сука война, забравшая жизнь моего друга. Я и сейчас пишу эти строки, а вокруг земля сотрясается от очередного артиллерийского обстрела, дрожат окна и это вовсе не образ речи, сегодня опять погибли люди, обычные мирные люди. Нет числа злу. Это война, унесшая жизнь таланливого человека, моего друга и верного товарища.

Олег Крисак был даже не талантом, он был гением камня. И это не только моё мнение, так отмечали многие с кем я знакомил Олежку в ходе наших бесчисленных вылазок. Подобно тому как гений композитора плетёт мелодию буквально из воздуха, Олег делал находки там, где сотня человек прошла до него ничего не заметив. Он умел видеть закономерности, которые просто упускали из виду многие до него, включая людей, облеченных высокими научными званиями.

По собственным словам Олега, геологией он увлёкся еще в трёхлетнем возрасте, собирая на родительском огороде окаменелые останки каменноугольных моллюсков. В годы его детства и юности в том месте, где он рос, процветала полузаконная добыча угля в так называемых копанках, где помимо палеофауны маленький геолог обнаруживал кристаллы минералов, в первую очередь кварца и кальцита. Таким образом его судьба была предопределена. Парень рос, росли и его находки, росли также его знания.

К тому времени как мы познакомились он уже окончил Лисичанский горный техникум, затем кафедру геологии в Донецком Национальном техническом университете, в котором и остался преподавать. Нужно отметить, студенты обожали молодого преподавателя.

Олег был ходячей энциклопедией, в которой вмещались все знания о геологии и тектонике Донбасса. В области минералогии истинным увлечением молодого ученого был кварц, это была его настоящая страсть, вытесняющая все остальное. Он тщательно собирал материал и готовил обширный труд по систематизации кварца гидротермальных жил Донецкого бассейна, его генезису и морфологии, включениям, приуроченности к тем или иным геологическим структурам. Когда мы с ним познакомились, он поразил меня обширной подборкой замечательных эстетичных кристаллов кварца скелетного типа и кварцевых диамантов, которые Олег в своих научных трудах смело назвал «донбасскими диамантами» из окрестностей Зоринска. Позже в ходе наших совместных экспедиций были открыты, в первую очередь благодаря таланту Олега, еще несколько проявлений с исключительным материалом в пределах Донецкой и Луганской областей. Мы делились друг с другом знаниями и умениями, в результате у нас получился отличный взаимодополняющий дуэт. Нередко мы путешествовали вдвоем, но также частенько к нам присоединялись приезжие гости или же наоборот местные камнелюбы. Все до одного, кого я знакомил с Олегом, отмечали необычность и талант этого парня. Мои друзья становились его друзьями.

 

 

 

 

 

Последние находки были совершены им самостоятельно летом этого 2022 года. Как он только умудрялся среди военной суеты и неустроенности выбирать время? Последний раз я видел Олега 29 июня, тогда он, будучи в отпуске, заезжал ко мне в гости и хвалился друзами фаден-кварца. Ровно через месяц его не стало. А последний раз мы созванивались с ним 17 июля. «Я повелитель кварца», - выдохнул он в трубку. В голосе его была слышна эйфория, он взахлёб рассказывал, что теперь картина с донбасским кварцем полностью сложилась в его голове. А находку он описывал как «скелетники» размером с ладонь и «диаманты» до 2-3 см. Не знаю смогу ли я сам найти это место, Олег не успел показать мне его на карте. Но я попытаюсь это сделать.

 

 

 

 

 

 

 

Не забывал Олег и палеонтологию. Насколько я знаю, у него имелось полное описание брахиопод карбона, а отпрепарированные им морские лилии с полным комплектом головы и конечностей, раскрученные спирали гетероморфных аммонитов и редкие для каменноугольного периода трилобиты вызывали искреннее восхищение.

 

 

 

 

 

 

Олег был также прекрасным препаратором. Без специальных инструментов и особых химреактивов, при помощи лишь отвертки, шила и небольшого молоточка он создавал настоящие шедевры.

Не единожды я и мои друзья пытались помочь Олегу выбраться из Донецка (который он как и я очень любил) в круги научных мужей Москвы или Питера. Он и сам понимал, что ему нужно развиваться, но считал, что обязан сначала полностью закончить изучение тектонических структур Донбасса и свои работы по кварцу. Если бы нам удалось убедить его, то … Но что об этом рассуждать? Сдвинуть его с колеи выбранной цели были невозможно. Он жил ради цели, не обращая внимания на нехватку средств и неустроенный быт. Многие бы так смогли? Не думаю.

 

 

В то же время Олег Крисак был живым человеком. Постоянно находясь в полях, он сроднился с ними. Всегда с нетерпением ждал середины июля, когда начинали плодоносить его любимые абрикосы. В этом году он их тоже дождался.

 

Ранним дождливым утром мой телефон зазвонил, я увидел вызов от мамы Олежки, моё сердце ёкнуло. Мне очень не хотелось снимать трубку.

30 июля не стало моего друга. Проклятый осколок металла забрал его жизнь.

Сообщение мной страшной вести нашим общим с Олегом знакомым не оставило никого равнодушным. Один из наших друзей, взрослый и сильный мужчина, просто плакал. Второй, спортсмен, который никогда не пьёт, раскупорил бутылку вина. Еще один человек, вообще не поверил мне с первого раза, настолько нелепо для него это звучало.

Безусловно, невозможно собрать все то, что было у Олега в голове, но я приложу все усилия, дабы труды Олега Сергеевича Крисака и память о нём не были преданы забвению.  

 

 

МИХАИЛ БИТМАН, август 2022, Донецк

 

 

 


Другие статьи